Когда базис оказался надстройкой…

Александр Леонидов 29.10.2020 15:01 | Общество 164

Есть безусловный, первичный базис общественных и производственных отношений – умственное развитие человека (или неразвитость). На нём и от него появляется выявленный марксистами (не верившими в саму возможность деволюции, одичания человека) – условный и вторичный базис – производительные силы. Я хочу подчеркнуть, творчески развивая марксизм, что производственные силы не существуют сами по себе! Все машины, механизмы, все административные практики на заводе – это же продукт умственного и духовного (религиозного) развития человека, они же не методом выветривания образовались, и не как плесень, от сырости выросли!

Условный, вторичный базис является по отношению к психологии масс надстройкой. Выправить деструкцию разума общества он не может – наоборот, технопарк и инфраструктура разрушаются в руках тупых и одичавших людей, «приводят себя в соответствие» с умственным и духовным уровнем человека (а не наоборот!).

Все попытки предоставить «туземцам», не знавшим воспитательных веков христианской цивилизации, новейшие технические устройства и оборудование, продавая за сырой продукт, или подарив в готовом виде – приводят лишь к одному. К тому, что неподготовленная масса либо ломает сложные машины всеобщего благоденствия, либо использует их извращённо-чудовищным образом.

Вы видите, чем закончились попытки дать турку автоматическое оружие или зенитные комплексы взамен их сабель и копий! Османская Империя задохнулась, как мышь в банке, в безвоздушном пространстве своей неспособности к техническому развитию – так нет, «добрые дяди» её откачали, искусственным дыханием, и перевооружили на современный фасон. Имеем, что имеем!

Не надо так делать, «добрые дяди» — даже если вы действительно добрые, а не мутные аферисты! Потому что человек, психически и духовно пребывающий в феодализме и рабовладении, получая современную инфраструктуру в готовом виде «под ключ» — не сам меняется в лучшую сторону, а инфраструктуру приспосабливает под свои первобытные зверские наклонности!

А потом, когда дикарь наделает горы жертв и бесконечные разрушения – он всё равно угробит современную инфраструктуру, ибо он умственно не готов к развитым производительным силам. Умственное и психическое развитие человека – первичны, а всякие технические «ништяки» — лишь приятный бонус к этому внутреннему развитию личности.

Человек, который знает, как оставаться человеком – заодно с этим знает, как извлекать электричество и синтетические композиты. Заодно с этим, понимаете, а не отдельно!

Полузнание, полуобразованность – гораздо страшнее и разрушительнее невежества. Невежество играет в определённых случаях роль предохранителя от разрушения безумцами планеты. Они и хотели бы – да умишка не хватает – как? А тут вы им подгоняете ядерные технологии, и…

+++

Цивилизация, в самом широком обобщении её идейности – обустройство мира определённым образом. Обустройство – продукт ума и труда человека, но образ – продукт его Духа. Ведь для строительства чего угодно – нужно не только уметь, но и хотеть построить. Жаждать и желать (это, пожалуй, исходник) – и, жаждая – искать технические средства воплощения.

А оттого, что технические средства имеются под рукой – ещё ничего не вытекает. Их – без заветного образа – можно просто игнорировать, или использовать в обратную сторону.

В СССР были заводы – которые по мере духовного одичания масс – попросту перестали быть. Любимое занятие ностальгиков – публиковать фото руин этих предприятий, когда-то умевших делать людей обеспеченными и снабжёнными благами.

Мало говорить, что дикари не построили заводов по неумелости и рук корявости! Дикари и имевшиеся-то угробили – просто потому, что и лень, и скучно, и непонятно, зачем, и вообще «не в кайф», в отличие от косячка марихуаны…

Никто из баев Средней Азии не отказался от даров цивилизации: телефонов, электрических ламп, автомобилей и т.п. Наивные коммунисты думали, что с этими «игрушками» баи перестанут быть баями, ан обманулись! Бай с телефоном – это всё тот же самый аутентичный средневековый бай, но только с телефоном. Потому что важно ведь не простое наличие дара цивилизации, но и целеполагание: для чего он тебе?!

Если не понимаешь того исходного смысла[1], который творцы влагали в свои дары прогресса – то владение огнём тебя Прометеем не делает.

+++

Так что же было в реальной истории? В ней вера выступала проектировщиком и заказчиком, а знание, наука – подрядчиком работ. Человек хотел обустроить мир по определённому образу, эталону – и постепенно отыскивая средства, делал это.

Подрядчик в нашем случае – робот. Ему безразлично, что строить: рай или ад. Наука служит кому угодно, или не служит никому. Как и положено инструменту – наука не ставит целей и не огорчается собственной ликвидации.

Астрономии совершенно безразлично – помните вы о ней, или забыли. Не будут учебники астрономии драться с теми, кто надумает их сжечь. Нет, они покорно сгорят, как и любая древесина.

+++

Если нет первичного базиса, умственного и духовного развития человека в массе его представителей – тогда вторичный базис (он же надстройка) – проваливается в никуда. Он среди скотов становится ненужным и невостребованным. Или – востребованным на скотском уровне: микроскопом гвозди забивать, и т.п.

С разрушением производительных сил социальными дегенератами (то ли зоологически-ненавидящими научность, то ли просто бессильными её понять, по причине недоступной оскудевшему уму сложности) – разрушается и то, что марксисты называли «надстройкой», и что есть «вторая надстройка», производственные и общественные отношения.

Нетрудно увидеть, что сегодня традиционные формы общественной организации (рассчитанные на умных, образованных и ответственных людей) – провисают на современных народах, как пальто великана на карлике.

Сложность их общественного устройства недоступна социальному дегенерату. В привычные старые формы он вкладывает собственное, дегенеративное содержание.

Например, выборы, прежде являвшие «конкурс программ» — дегенерат превращает в «конкурс симпатий». Программ он вообще не читает, а смотрит – чья рожа ему больше глянется и кто крикнет «прикольнее» остальных.

Партии, прежде оформлявшие позицию, идейную альтернативу – превращаются в зоологическую стаю. А стаи в животном мире не воюют ради идей: они все типологически одинаковы, и воюют за ресурсы, за обладание материальными благами.

Так вместо борьбы идей, проектов, замыслов о будущем – получается заурядная зоомахия, борьба двух хищников за одну и ту же добычу. По вопросу – кто именно её съест, и ничего больше.

+++

Марксисты, безусловно, правы, когда говорят о зависимости производственных отношений от развития производительных сил. Государство, которое перестало кормить и защищать своих граждан (подданных) – вырождается из «строительного треста» в криминальную банду. Прежде оно организовывало труд и поиск огромной массы людей, извлекая из итогов труда и поиска и пищу, и защиту для тружеников и искателей.

Против голода, например, выставлялись тракторные станции, они повышали продуктивность, а повышенная продуктивность, организованная государством – делала голодных сытыми.

По новой («рыночной», а на самом деле зоологической) схеме – надо ждать, пока голодные сами себя накормят, непонятно как (если им это под силу – зачем они веками голод терпели?!) – а потом ещё собрать с них налоги в режиме банального рэкета. Ничего не вложив в дело – подхарчеваться с итогов чужого дела.

Точно так же волки – не разводят оленей, не расставляют кормушек с сеном или ветеринарные пункты. Вся работа «санитаров леса» сводится к тому, что они ловят и жрут оленей, в первую очередь – самых слабых и больных, потому что их легче догнать.

Либералы-рыночники именно это ставят себе в заслугу: мол, у нас, в режиме конкуренции, выживут только сильнейшие, которые могут от нас убежать…

+++

Застой рыночных отношений имеет вполне очевидную формулу. Если уповать на естественную регуляцию отношений, то всё, что могло случиться само по себе, естественным образом – уже случилось. А чего не случилось за многие годы – то, стало быть, не может случиться само по себе, естественным путём. И потому – если не перейти к искусственным формам – оно не случится уже никогда!

Рынок обычно складывается так, что только масштабная катастрофа может что-то сдвинуть в его балансах. Весь прогресс основан на катастрофах, которые начинают, к тому же, фабриковать. Ледниковый период, научивший людей шить одежды и охотиться – конечно, произошёл сам по себе. А вот войны используются уже самими людьми, по их воле и решению.

Но разговор на эту тему уведёт нас далеко в сторону[2], потому что статья не о драйверах прогресса, а о другом.

Понимаете, падальщик не воспринимает единства плоти и костей терзаемой им туши. Ему вся туша в её анатомической нераздельности не нужна, ему нужно только кусок мяса урвать.

Временщик на земельном участке не интересуется почвой: на следующий год он уйдёт. Временщику нужно выжать из почвы максимум – и пусть она потом превращается в бесплодный песок[3].

Вооружённые этим знанием, мы видим, что сегодня слишком многими «смертопоклонниками», «смертоверами» всё богатство цивилизации (сложно обустроенного и целостного ОРГАНИЗМА) рассматривается наподобие туши, от которой падальщики выгрызают лакомые им куски.

При таком подходе не учитывается неделимость, взаимозависимость элементов, слагающих цивилизацию.

Например, высокая производительность труда связана с развитием всеобщего образования, грамотности и эрудиции населения – но рыночному хищнику нужны только действующие специалисты, а подготовкой будущих специалистов он заниматься не хочет.

Вместо того, чтобы выращивать труженика с пелёнок, обучая его ходить и говорить – рыночный хищник норовит «снизить расходы», завозя «уже готового взрослого» в лице мигранта. А в итоге получаем бешеный рост криминала, вымирание коренных наций, межнациональный неразрешимый кризис, и т.п. Понятно, на чём хотел сэкономить рыночный хищник, но понятно и то, в чём он просчитался (мигрант не работать, а завоёвывать новые земли приезжает).

Рыночные отношения – это формула «яблоки хотим, яблоню нафиг», потому что цивилизация не рассматривается как взаимосвязанный комплекс. Её утилизируют, выдирая «ценные металлы» из конструкции, и не заботясь, что после этого конструкция работать не будет!

Понятно, что у такой «апологетики наскоков» — нет перспективы, нет будущего.

Цивилизация – это неделимый организм, в котором нужно поддерживать жизнь, а не смерть и расчленение.

+++

Только понимая всё вышесказанное – мы сможем понять природу катастрофы, заложенной в либерализации и «цветных революциях», щедро рассеиваемых Западом по миру.

Есть человеческий произвол, каприз, забава – наиболее полно реализуемые в развлечении, досуге, на карнавале, в режиме выходного дня, праздника. А есть мир необходимостей, который нельзя сводить к произволу, забаве, приятному лично тебе времяпрепровождению.

Нельзя их смешивать! Карнавал – это карнавал, время трат и беззаботного веселья. А будни – это будни, и их невозможно организовать в приятном режиме карнавала (иначе давно бы уж организовали).

А что делает политтехнолог-деструктор?

Он коварно и преступно смешивает в «цветном путче» карнавал, досуг – и созидание, труд, режим будней.

В головах «цветократов» (посмотрите на активистов Украины, после Белоруссии) жизнь существует в полном отрыве от производительных сил и питающих её продуктопроводов. Она существует как игра, и регулируется спортивным азартом ставок на команду, по которой болельщик «фанатеет». Это море эмоций, азарт, адреналин в крови – всё как на стадионе.

Вопрос в одном: стадион средств к существованию не производит.

Он помогает эмоциональной разгрузке, он помогает «сбросить пар», снизить давление, но потом болельщики всех команд вернутся к себе домой, на свои кухни – а там пустые кастрюли… И в свои спальни – а там холодные батареи…

Подлость и безумие «цветной революции» в том, что она ничего не говорит об организации жизни на Земле, о том, как и откуда человек будет получать необходимые ему ресурсы быта. Это же очень интересно и азартно, и с виду значимо – заменить одного «презика» другим! Куда как интереснее, чем возиться с будничными и серыми продуктопроводами, корнями выживания нации…

А если в процессе борьбы и неистовых метаний продуктопроводы рухнут – тогда как жить дальше? Этого вопроса не ставится. Ведь политтехнолог – деструктор, он должен, увлекая людей всяким маразмом, разрушать их жизнь, а не помогать её улучшить.

Правда же в том, что:

Системы жизнеобеспечения человека

-Не возникают мгновенно

-Возводятся долго

-Должны работать непрерывно.

Если вы сегодня начнёте строить котельную и теплоцентраль, то, скорее всего, на эту зиму вы уже опоздали. А до следующей можете уже не дожить – замёрзнув именно этой зимой. Если вы в прошлом году не посадили хлеба – в прошлом году ничего страшного не случилось, ибо прошлый год сыт прошлым урожаем. А вот в следующем году начнётся такое…

Вот что имеется в виду, когда мы говорим, что системы жизнеобеспечения – долгострои, которые возникают не скоро, а вот разрушены могут быть мгновенно. Несправедливость? Да. Чтобы проложить водопровод – сколько времени, сил и средств нужно. А разрушить водопровод – куда легче, быстрее, дешевле.

Дом не построишь за день – но взорвать дом можно за час, за минуту.

+++

Мышление майдауна (превращающееся по мере деградации молодёжи в массовое мышление) – нематериально в плохом смысле слова. Оно не привязано к цепочкам материального обмена веществ, которые, по сути, и составляют биологическую жизнь.

Мышление майдауна:

– Либо мышление падальщика, норовящего урвать кусок плоти с ребра цивилизации, не думая ни о современниках, ни о потомках.

— Либо это мышление, оторвавшееся от реальности, живущее в режиме «свободы, достоинства, настоять на своём, регулярной смены лидеров, мы здесь власть» и т.п.

Про такое гениальный Булгаков и придумал фразу своего неоднозначного персонажа:

-Но кормить-то я вас не обязан по этой лягушачьей бумажке!

Системы жизнеобеспечения – это объекты, существующие в объективной реальности. Поэтому у них нет никаких мыслей, у них – законы механики да гидравлики. Они работают или ломаются по инструкции или несоблюдению оной.

Системам жизнеобеспечения наплевать, сменили вы лидера регулярно, или нерегулярно, отстояли вы своё достоинство или не отстояли, свободны вы или обязаны, чувствуете ли вы себя властью или не чувствуете.

Если они «накроются» — то это технологическая авария. Порой перерастающая в гуманитарную катастрофу, а то и в метафизическую катастрофу заката цивилизации.

Превратить заводы в руины – это быстро. И даже весело. Ломать-то не строить! А вот руины обратно в заводы – не только долго, тяжело и дорого. Тут дело хуже. При определённом уровне деградации мышления возврат к цивилизованной инфраструктуре становится уже просто невозможным.

Даже когда есть и желание, и средства, и время – а мозги откуда возьмёте?! Если у вас два поколения ничему, кроме свободы и толерантности не учено, и у двух поколений «лапки» вместо рук – как вы восстановите автомобилестроительный завод, уровня МАЗ или БелАЗ?! Это же не ангар с отвёрточной сборкой, куда и обезьяну можно приспособить двухнедельными курсами!

Когда немцы в XIX веке говорили о «промышленном воспитании нации» — они знали, о чём говорят. Тут «свободой да выборами» не обойдёшься, это совсем другая плоскость отношений, вне карнавала с транспарантами и эстрадными аниматорами!

Опять же, подлость жизни в том, что чем сложнее и виртуознее устройство – тем легче его сломать, разрушить. Тонкому прибору хватит для порчи песчинки, волоска, а кувалде все эти волоски – как слону дробина!

Так уж получилось, не наш выбор: сложное ломать легко, а примитивное – трудно. Вот в Белоруссии, государственные заводы-гиганты есть, там можно забастовки устраивать. А где на первобытной Украине забастовки устраивать, если там и рабочих уже не осталось?! На руинах былых заводов? Так на руинах бастовать – какой смысл? Вы отказываетесь там работать – но вы и так никому там работающими не нужны…

+++

Система жизнеобеспечения, совершенствуясь, усложняясь – даёт всё больше и больше по продуктопроводам, проложенным от производств к человеку. Она даёт много – но и требовательна весьма. Если вы сложную систему бросите без ухода – через полгода от неё уж ничего не останется. А вот примитивную систему насколько ни брось – ей чего сделается?!

Согласно учению экономиста В.Авагяна, современное производство – это неразрывность конструмента, инструмента и кводомента, т.е. возможности, процесса и мотивации труда. Надо иметь из чего делать, чем и надо иметь сбыт – награду по итогам делания.

И если вы один элемент потеряли – всё, кранты! Земля есть – трактора нет, и чем её пахать, руками? Конструмент без инструмента. Или наоборот – тогда инструмент без конструмента (зачем вам трактор, если вы безземельный?). Но вот вы приложили весь требуемый набор инструментов к земле (конструменту), вырастили огромный урожай – и куда его девать?!

Вы же не сможете сами его съесть! Он же для сбыта рощен, а сбыт вам перекрыли… А ведь урожай не только труд на земле, он ещё имеет и себестоимость: удобрения, ГСМ, семена, амортизация техники, оплата наёмного персонала и т.п. Эта себестоимость при отсутствии сбыта – превращается в ваши убытки.

Говорят – труд обогащает.

Но при отсутствии кводомента труд делает беднее, в итоге труда вы становитесь беднее, чем до него.

А при отсутствии конструмента и инструмента труд просто технически невозможен – и это не вопрос желания, не вопрос выбора…

Никто не додумается обвинить безземельного крестьянина, что он лодырь и пахать не хочет! Он, может быть, очень хочет пахать – но у него нет земли или пахотных инструментов, и это уже фатально (а потом летально).

+++

Но ведь ничего такого в «цветном» балагане «великого освобождения» нет даже намёком! Когда республики отделялись от России, разрывая хозяйственные связи, наработанные веками, самим климатом и геологией – они же делали это на понтах и из гордыни. Менее всего они думали тогда (как и сейчас) – чем живы будут.

Очень хотелось назвать себя «президентом», своих подельников – «депутатами» и «министрами», основать «самостийну диржаву» и ходить по красным коврам, почётные караулы рассматривая!

А что будут жрать, и чем отапливаться, и куда сбывать свою продукцию миллионы сограждан – это не волновало ретивых «суверенитетчиков». Как и вопросы, столь актуальные ныне для Грузии, Армении: если турки по старинке придут резать, кто и чем защитит?!

В маразме «цветной революции», которая чуть было последнюю русскую военную базу из Армении не выбросила, за два года до карабахской резни-2020 – все эти вопросы кажутся ненужными, неактуальными, мелкими:

-Фигня война, а главное манёвры! Что они жрать будут? Так рынок накормит… Свободой… Чем защищаться от турок?! Дык, подадим жалобу коллективную в суд по правам человека в Страсбург… Напишем в Спортлото… Дерьмо вопросы, как-нибудь выкрутимся, главное же – независимость!

+++

Я думал – наивно, в силу неистребимого оптимизма советского мальчишки – что этот маразм с годами тает, преодолевается несчастьями и бедствиями… Я думал, по вере в человека, что нельзя в 2020 году поднять лозунги 1990 года. Я думал, что те лозунги восторженного и самовлюблённого идиотизма мыши в кладовках от голодухи сгрызли…

А мне оплеухой прилетело: вот тебе, парень, Минск, 2020 год, народное движение за то, чтобы перестали кормить и дали вырезать поголовно!

Вот ничего их не учит – ни судьба сербов, ни трагедия армян, ни холодный могильный ужас провалившейся на два метра вглубь Украины, ни молдаване, от нищеты собственными почками торгующие…

Каким им, к дьяволу, конструменты, инструменты, кводоменты?! Зарплаты, пенсии, бесплатные больницы или школы?! Им свободу нужно, и аватарку «презика» ежегодно менять: «хлеба не надо, демократия светит, Солнца не надо – свободу давай!»

Такая вот трагедия: всё понимаешь, и даже рассказать можешь, и проиллюстрировать десять раз – а всё не в коней корм… Пока они не сдохли – они верят в свои галлюцинации, а когда добьются своего, и сдохнут – кого убеждать то? Мертвецов?!

Весь этот марксистский «базис» — никакой не базис. Это надстройка над социальной психикой общества. Есть мозги в черепах – будут и заводы. И станки, и механизмы. Потому что – «кто ищет, тот найдёт», вопрос лишь времени и усилий.

А если люди без ума – то им и готовые заводы не помогут, хотя, конечно, легче поддерживать уже имеющееся, чем с ноля в чистом поле возводить… Но легче-то кому? Только разумному! А они без ума. Круг-то и замкнулся…

Дайте первобытным людям первобытную среду – таков закон соответствия человека миру и мира человеку. Они сейчас (не дай Бог!) угробят всё высокотехнологичное, перспективное – как украинцы, и успокоятся. И заставят нас недоумевать: так вам этого было нужно?! Вы этого хотели?!

Нет, серьёзно?! Это ваша мечта, что ли, была – ходить по первобытной саванне и палкой-копалкой корешки выковыривать?!

Почему вы, как только с помойки стали питаться – бунтовать забросили?!

Получается, да…  Это их мечта и образ будущего…

И это самое страшное в нашем времени.

————————————————————————————-

[1] Развитие абстрактного мышления порождает широкие обобщения в осмыслении практики. Вначале (это очень важно!) возникает представление о всеобщем благе, которое не ограничено временем, пространством, биологической локальностью особи или стаи. Всеобщее благо наталкивается на очевидность: средств к существованию не хватает на всех! Ты хотел бы всех накормить – но у тебя нет столько хлеба. Ты хотел бы всех одеть «с иголочки» — но у тебя нет столько тканей, и чтобы расселить всех достойно – нет нужных строительных технологий, и т.п. И потом (только после!) – из стремления души ко всеобщему благу – вырастает поиск технических средств, чтобы всех одеть, накормить, исцелить, научить, который в конечном итоге и приводит к появлению всяких электростанций, механических прялок и телефонов! Человеку без развитого абстрактного мышления всё это не нужно (потому сегодня и гибнет у нас на глазах) – потому что его задача есть узко-локальное, ограниченное в пространстве и во времени личное наслаждение. Там, где не господствует идея всеобщего блага – там наука вытесняется чёрной магией, в которой всякое знание есть орудие убийства, подавления, контроля и порабощения ближних, оттого засекречено, становится тайным достоянием мага, оружием его превосходства и попрания современников.

[2] Естественно-органический социализм и государственное планирование государственной службы и армии. Это – так или иначе – организации вне рынка с древнейших времён. И государственный аппарат, и армия – сидят на фиксированной зарплате от работодателя-государства, имеют систему выслуги, льгот и пенсий от государства, избавлены от рыночного закона самоокупаемости, принципов рентабельности. У них нет угрозы банкротства, регулируются вертикальной иерархией (в которой все, кроме первого лица, являются не хозяевами, а служащими, наёмными работниками), базируются на государственной (казённой) форме собственности. То есть всякий государственный аппарат – есть зародыш и прообраз государственной регулируемой экономики с древнейших времён. В нём есть всё – включая и «плановую убыточность» некоторых общественно-значимых звеньев.

[3] Сегодня это настоящее бедствие агрономии: рыночные временщики забивают поля наиболее коммерчески-выгодными культурами (например, подсолнечником) – не заботясь о рекультивации почв. В итоге временщик берёт максимальную прибыль, а земля вырождается.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора