Кардиолог сахалинского РСЦ рассказала Sakh.com, что там происходит

Наталья Голубкова Сахалин 12.06.2020 0:17 | Сахалинский вестник 32

Врач-кардиолог неотложной кардиологии регионального сосудистого центра (РСЦ) Сахалинской областной клинической больницы Мария Яковлева рассказала корреспонденту ИА Sakh.com о том, что происходит в центре. Именно этого специалиста упомянули в пресс-релизе ПСО, опубликованном накануне. «Так случилось, что один из специалистов не смог работать с пациентами с коронавирусом. Просто ушел, не захотел», — говорится там. Мария Яковлева, отдавшая облбольнице десять лет, объясняет, что она не просто не захотела, а ушла на домашний карантин из-за множественных нарушений, которые допускаются в РСЦ.

Со 2 июня все четыре отделения РСЦ (первую и вторую кардиологию, неврологию и реанимацию) закрыли на изоляцию из-за того, что у пациента и рентген-хирурга, который его оперировал, выявили коронавирус, рассказывает врач, которая 1 июня вышла из отпуска и сразу узнала об этом. На тот момент, по ее словам, около шести сотрудников РСЦ и двое пациентов были с повышенной температурой, у них пропало обоняние. На следующий день тем, у кого была температура, сделали КТ: и сотрудникам, и пациентам. У одной медсестры, двух санитарок и двоих пациентов выявилась пневмония, их отправили в Долинск. У тех, у кого результаты КТ были нормальными, взяли мазки, их отправили домой на самоизоляцию. Результаты мазков пришли 4 июня, ковид определился у троих сотрудников (две медсестры и старшая медсестра). 4 июня их отправили в Долинск.

— 3 июня мы еще у одного пациента выявили пневмонию, двустороннюю, — говорит Мария Яковлева. — Повторили ему КТ, так как было подозрение. Его тоже отправили в Долинск. Все это время я у администрации больницы просила средства защиты для медперсонала, а также воду, так как у пациентов вода из обоих кранов шла только горячая. Так как мы были на карантине, сантехники к нам не приходили. Воду предоставили 5 июня, а просила я ее со 2-го. По СИЗам — зам главного врача сказал, что мы же пациентов не лечим, у нас больница не инфекционная, мы их переправляем в долинскую, значит полные комплекты нам не нужны. Дают только обычные маски, перчатки и шапочки.

По словам кардиолога, в РСЦ, в частности, во второй кардиологии, где она работает, не была проведена дезинфекция. Новых пациентов не принимали, но осталось 25 человек. 5 июня у них взяли мазки и 8 июня пришел результат — у 19 пациентов положительный. Это люди старше 60, после свежих инфарктов, они получают серьезную терапию. Ситуация очень опасная. Так как мест в Долинске нет, все эти пациенты сейчас лежат там, где и лежали, то есть во втором отделении кардиологии РСЦ. Сюда приезжает инфекционист из долинской больницы, осматривает и корректирует назначенное лечение. Больным дают два вида антибиотиков плюс кому-то «Калетру», а кому-то «Алаквенил» (антималярийный препарат). От этого лечения, говорит Мария Яковлева, пациентам плохо, у них развилась брадикардия, что опасно для их состояния, их рвет.

— В этом же отделении вместе с пациентами лежат наши сотрудники — медсестра и санитарка, которые тоже заразились. В долинской ЦРБ нет мест, поэтому их оставили лечиться по месту работы. Сейчас там всего одна врач на все отделение, и та внешний совместитель, не из нашей больницы. Было два врача: я и моя коллега, но я 5 июня ушла на домашний карантин, а моя коллега в долинской больнице с пневмонией. Врачу-совместителю помогают две медсестры не из РСЦ, потому что все наши или в Долинске, или дома на карантине. Эти две медсестры не профильные, не знают всех особенностей ухода за сердечно-сосудистыми пациентами, поэтому на врача огромная нагрузка, она с 5 июня практически без сна там живет и валится с ног. Пациенты тяжелые, их нужно наблюдать круглосуточно. Должна быть смена! Обещали ей в помощь кого-то, но не дали. Защиту так и не дали, сказали ты же все равно тут живешь, — говорит врач.

Зараженные, по ее словам, есть во всех отделениях РСЦ, кроме неврологии. Рассказать обо всем этом Мария Яковлева решила, чтобы минздрав и руководство областной больницы защитили врачей и пациентов. Нужны полноценные СИЗы (Яковлева говорит, что врачи и медсестры в реанимации сами покупали их), нужно организовать смены, иначе это нарушение трудового законодательства, нужна полная дезинфекция РСЦ. Кроме того, не было приказа о создании карантинной зоны в РСЦ, который регламентировал бы работу в новых условиях. Все эти причины заставили кардиолога уйти на домашний карантин.

— Я писала об этом в «Инстаграме», отмечала и Лимаренко, и Ющука, а потом наш главврач на собрании сказал — мы же одна команда, зачем выносить все это на общее обозрение, — добавляет Яковлева. — Но я не хочу молчать. Не может врач работать 14 дней по 24 часа. Не могут это делать и медсестра, и санитарка. Из четырех санитарок, четырех медсестер, двух врачей, которые остались работать в отделении без полноценной защиты, три санитарки, четыре медсестры и один врач заболели коронавирусом.

Наталья Голубкова

ИА Sakh.com

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора